Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Автор Тема: У них будет совсем другая судьба  (Прочитано 1097 раз)

Оффлайн Теологов Игорь

  • Новичок
  • *
  • Сообщений: 5
  • Репутация: +1/-0
Порой кажется, что люди, которые пишут законы, в нашей стране живут своей собственной, оторванной от остального общества жизнью. Чем иначе можно объяснить тот факт, что в новом законе «Об образовании» полностью игнорируется целая группа детей – тех, кто сегодня посещает коррекционные заведения? Если следовать букве этого закона, то все коррекционные заведения полагается закрыть. Детям инвалидам здесь уделено огромное внимание – на них государство выделяет в несколько раз больше денег, чем на обычных ребят. Но ведь есть еще категория детей, которые не являются инвалидами, но имеют ограниченные возможности здоровья и им тоже нужно повышенное внимание и помощь специалистов. Это ребята с различными нарушениями речи, задержками развития. Для них созданы специализированные детские сады и школы. При грамотном подходе такие ребята, когда вырастут, ничем не будут отличаться от своих сверстников.
Сейчас в Москве бушуют страсти: коррекционные заведения – детские садики и школы закрываются, а ребят переводят в обычные. Директора только разводят руками – денег нет, государство больше не выделяет средств на специалистов и дополнительные занятия. Родители встревожены - что будет с их детьми? На митинге, посвященном Международному дню защиты детей, стояли мамы и папы из Выхино и Жулебино с плакатами, требующими сохранить систему коррекционного образования. Об этом же говорили и выступающие. Услышат ли их московские власти? Выделят ли средства?
О том, чем грозит закрытие в Москве специализированных образовательных учреждений, мы решили поговорить с человеком, живущим в нашем районе и всю жизнь посвятившим работе с «пограничными» детьми – так специалисты между собой называют малышей, из которых, если как следует потрудиться, можно вырастить абсолютно здоровых людей. Наша собеседница не захотела называть свое имя и номер образовательного учреждения, где она всю жизнь проработала. Но это, в общем-то, и не важно.
- Скажите, пожалуйста, какая у вас специальность и чем вы занимаетесь?
- Я логопед-дефектолог. Логопед – это учитель по речи, дефектолог занимается тем, что развивает интеллект. Если у ребенка нормальный интеллект, но он не может правильно произносить даже звуки, с ним занимается логопед. Но речь и интеллект крепко связаны, нет речи – нет и интеллекта. Существует множество уровней, категорий, на которые мы подразделяем детей. Главные среди них – это дети с общим недоразвитием речи и дети с задержкой психического развития. В свою очередь эти группы подразделяются еще на несколько уровней. Дети, которые произносят только слоги, не умея связать их в слова. Дети, произносящие только отдельные слова и короткие фразы. И третий уровень – это полное развитие речи с аграмматизмом. Когда начинаешь работать с ребенком из первого уровня, то постепенно он переходит во второй, а там и в третий. Но это ежедневные занятия по особым методикам, кропотливый, упорный труд.
Дети с задержкой развития – более сложная категория.  Они отстают от ровесников на 2-3 года. Это малыши, у которых нарушены память, внимание и мышление. Нужно разбираться, сохранен ли интеллект. С такими ребятами работают и логопеды, и дефектологи. В большинстве случаев удается скорректировать развитие малыша.
- А как быстро удается установить, можно ли восстановить интеллект у ребенка?
- Иногда это видно сразу, а иногда приходится какое-то время позаниматься. Бывают даже дети, которые вообще не говорят, а интеллект у них в норме. С каждым ребенком нужно заниматься индивидуально, даже если занятия идут в группах. Все дети разные.
- С какого возраста занимаются с такими детьми?
- Считается, что 2\3 всех знаний ребенок получает до школы. Поэтому надо как можно больше успеть сделать в первые годы его жизни, это очень важный возраст. В специализированный детский сад ребенок поступает в три года, тогда и начинается работа специалистов. В нашей стране много специализированных детских образовательных учреждений, которые со своей задачей прекрасно справляются. Часть детей после корректирующего детского сада поступает в обычную школу, и прекрасно там учится. С такими ребятами в последний год детского сада специалисты стараются заниматься опережающим обучением, чтобы у ребенка был запас знаний, и он себя уверенно и спокойно чувствовал. А вот те дети, которые за это время не дошли до нормы, идут в специализированную начальную школу, и только после 4 класса переходят в обычную. Потом их не отличить от ровесников, они поступают в училища и вузы, все у них в жизни складывается хорошо.
- Вы много лет работаете в этой области. Каковы тенденции – становится меньше детей, требующих повышенного внимания? Или наоборот, таких детей все больше?
- К сожалению, таких детей с каждым годом становится все больше. Помню, когда я только начинала работать, мы решили в детском садике открыть группу детей с задержкой психического развития. Но во всем районе нашлось только 1-2 человека с таким диагнозом, группы не получилось! В основном в специализированные учреждения попадали дети с дефектами речи, которые легко корректировались. А сейчас детей с проблемами развития стало очень много. Трудно сказать, чем это обусловлено: экологией, занятостью родителей? Не могу сказать.
- Сколько времени нужно, что исправить проблемы у ребенка?
- Если нарушены только звуки в речи, хватает полгода-год. А детям с нарушением всех компонентов речи плюс с задержкой психического развития требуются занятия в течение 3-4 лет. Все делается очень постепенно, и тут важно, чтобы в жизни ребенка был и спорт, и массаж, и общение с родителями и сверстниками, и многое другое.
- Если закроют коррекционные сады и школы, детей переведут в обычные учебные заведения. Что из этого получится?
- Не представляю, что с нашими малышами будут делать обычные воспитатели и учителя! Это совсем другие дети, с ними будет очень сложно. Я знаю, что очень давно Институт коррекционной педагогики проводил эксперимент по совместному обучению глухих и обычных детей. Это были дети с полностью сохраненным интеллектом, и, тем не менее, обычные ребята их не приняли, они существовали в классах своими обособленными группами. Эксперимент прекратили. А вот сейчас я не слышала, чтобы проводился какой-то эксперимент, чтобы кто-то пытался разобраться – как ребята с задержками развития будут учиться в обычных классах. Зная ситуацию изнутри, не могу даже представить, как это будет.   
- А что будет с этими ребятами, если с ними не заниматься по специализированным программам?
- Недаром этих детей называют «пограничными». Они как бы находятся на границе, посерединке, могут развиться как в одну, так и в другую сторону. Если с ними заниматься, они вырастут и закончат вузы, станут прекрасными специалистами, будут жить обычной жизнью. А если не заниматься, то будут скатываться в олигофрению. И у них будут совсем другие судьбы, другая жизнь.